Новости

Список препаратов для детской онкологии все еще не утвержден Минздравом

Зимой этого года Михаил Мишустин поручил Министерству здравоохранения России составить перечень торговых наименований лекарств для онкологических больных, которые следует допустить к закупке. Речь о происхождении препаратов тогда не шла, напротив, Михаил Мишустин тогда говорил: есть случаи, когда «в приоритете должна быть не страна происхождения лекарства, а эффект для пациента». Список должны были завершить к 14 марта. Однако коса нашла на камень: НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева составил реестр необходимых препаратов, но Минпромторгу и ФАС он не понравился. Дело в том, что в списке были зарубежные препараты, аналоги которых сегодня производят в России.

Эксперт Центра Рогачева поясняет: «Ситуация плохая, поскольку ФАС и Минпромторг [против такого списка] категорически возражают. Кроме поручения Мишустина насчет списка препаратов по торговым наименованиям, есть еще программа импортозамещения, задачи которой противоположны. Гармонизировать противоречия не получается — задействованы лоббистские интересы, бороться с которыми очень тяжело».

Работа над списком препаратов еще не завершена, сообщают в Минздраве.

Важно, что в стране сегодня в отношении лекарственных средств действует правило «третий лишний» – это значит, что при наличии российских аналогов какого-то препарата лекарство зарубежного производства теряет преимущества для закупок.

Нужно сказать, что часть зарубежных препаратов из еще неодобренного списка все же «прорвалась» к пациентам: девять лекарственных средств от лимфомы и лейкоза из ряда ЖНВЛП, были допущены к неограниченным закупкам через аукционы благодаря Постановлению Правительства РФ № 1164. Лекарства эти – каспофунгин, вориконазол, севофлуран, микафунгин, карбоплатин, флударабин, ритуксимаб, филграстим и иммуноглобулин человека нормальный. Впрочем, Постановление покрыло потребности несовершеннолетних пациентов лишь отчасти. Члены Ассоциации международных фармацевтических производителей называют этот документ типичным примером ручного управления, которое не решает общую проблему доступности лекарств. Владимир Шипков, исполнительный директор Ассоциации, считает такой подход бюрократической мерой, которая не учитывает научные доводы. «Есть группы препаратов, – говорит эксперт журналисту Фармвестника, – которым правило «третий лишний» не подходит. Это инсулины, биотехнологические, ингаляционные препараты, препараты с узким терапевтическим индексом и препараты, полученные из крови и плазмы крови. В каждом случае выбор может стать критичным для жизни пациента — последнее слово должен сказать врач».